Кармен

Дата и время:
Мероприятие
прошло

Дирижер-постановщик — Туган Сохиев
Режиссер-постановщик — Алексей Бородин
Художник-постановщик — Станислав Бенедиктов
Художник по свету — Дамир Исмагилов

Роковая красавица, принесшая своему создателю столько огорчений (как известно и как ни странно, на премьере «Кармен» ждал сокрушительный провал), после смерти Жоржа Бизе покорила все оперные театры мира. Вряд ли можно найти театр, который не поддался бы ее очарованию. И Большой — не исключение.

Впервые «Кармен» была поставлена в Большом театре в 1898 г., и с тех пор он никогда надолго с ней не расставался. Постановки с завидной регулярностью сменяли друг друга, а всего на сцене Большого театра их было шесть.

Последний раз «Кармен» звучала в Большом в 1985 г., и теперь, после более чем двадцатилетнего отсутствия, она вновь возвращается в его репертуар. Но — впервые! — в оригинальной редакции Бизе с разговорными диалогами.

Георгий Ансимов, режиссер предыдущей постановки Большого театра и поклонник редакции с речитативами, написанными Эрнестом Гиро, подчеркивал возвышенный, романтический характер своего спектакля: «Внезапно прекращать звучание музыки ради включения разговора, да еще на бытовые темы, противопоказано». Ну а сейчас театр, напротив, пытается вернуться к первоначальной концепции «Кармен», избавить ее от котурнов «большой оперы» и вернуть ей легкость оперы комической (именно таково жанровое определение оперы с разговорными диалогами и, в частности, «Кармен» — в ее изначальном виде).

Покорить гордую «Кармен» были призваны маэстро Юрий Темирканов и знаменитый ниспровергатель традиций, английский режиссер Дэвид Паунтни.

«Кармен» — одна из самых любимых опер Юрия Темирканова. Необычайно тонкий интерпретатор, он стремился не только очистить оперу от штампов, придать ее звучанию «легкое дыхание», но и наполнить смыслом каждый нюанс, каждую паузу, а главное — вдохнуть в исполнителей то пьянящее ощущение свободы, без которого не может быть «Кармен».

Свобода есть главная ценность человеческой жизни — вот центральная идея спектакля. Но режиссер подчеркивает двойственность этой идеи: являясь высшей ценностью, свобода, тем не менее, не только противоречит общественному устройству, но и порождает одну из главных химер нашего времени — идею свободы «коммерческой», декларируемой с рекламных плакатов, — свободы, которую можно купить.

Эта антитеза подчеркнута и в художественном оформлении спектакля. Художник-постановщик Роберт Иннес-Хопкинс создал давящее своей замкнутостью пространство, из которого невозможно вырваться. Даже в двух последних актах действие продолжает разворачиваться на табачной фабрике — изображение горного пейзажа возникает не на заднике, а только на коробках из-под сигарет.

Спектакль строится на противопоставлениях: свобода и душное замкнутое пространство, глянец рекламных плакатов и жестокость реальности. Здесь бал правит иллюзия, создаваемая и культивируемая персонажами оперы, словно разыгрывающими жизнь понарошку«, — иллюзия свободы, иллюзия любви, порождениями которых на самом деле становятся насилие и жестокость.

При всем при том нынешняя «Кармен» действительно сохраняет черты, присущие комической опере: спектакль выходит стремительным, динамичным, легким для восприятия. Режиссер предпочитает создавать не интеллектуальный, а «коммуникационный» театр, преподнося свои идеи в яркой, блестящей «упаковке». Зрителей на премьере встретит пестрая, яркая, многоликая толпа (художник по костюмам Мари-Жанн Лекка), вовлеченная в остроумное и живое действие, устраивающая парадные шествия и с упоением исполняющая цыганские танцы (хореограф Беата Фоллак).