Иоланта

Дата и время:
Мероприятие
прошло

«Я тщетно напрягал свои силы для работы… Меня терзало сознание просто невозможности хорошо исполнить взятый на себя труд»,- писал Чайковский своему брату Модесту Ильичу, автору либретто будущей «Иоланты».

Замысел соединить в один вечер оперу с балетом принадлежал директору императорских театров Ивану Всеволожскому. Откуда возникли конкретные сюжеты — гофмановский «Щелкунчик» и «Дочь короля Рене», модернистская драма датского писателя Генриха Герца, основывающаяся на сказке-истории Андерсена, точно неизвестно.

С одной стороны, есть такое «собственноручно» оставленное Чайковским свидетельство о его знакомстве с «Дочерью короля Рене»: «Сюжет этот очаровал меня своей поэтичностью, оригинальностью и обилием лирических моментов. Я тогда же дал себе слово когда-нибудь положить его на музыку». С другой- это тягостное признание в том, что материал ему не дается. Чайковский хорошо осознает причину — она кроется все в том же сюжете: «Средневековые герцоги, рыцари, дамы пленяют мое воображение,- но не сердце, а где сердце не затронуто, — не может быть музыки…»

Но вскоре настроение композитора изменится самым радикальным образом — и он напишет брату: «Более чем когда-либо я влюблен в сюжет „Иоланты“, и твое либретто сделано вполне отлично… Я напишу такую оперу, что все плакать будут». Не менее чем трогательный сюжет, композитора увлекла символика пьесы. Прозрение никогда не дается легкой ценой. Иоланта обретает способность видеть, но главное, как известно, видишь не глазами… Внутренняя гармония держится на внутреннем свете, а не внешнем.

Оказалось, в этой опере могут найти выход его самые сокровенные мысли и переживания. «Иоланта» — последняя опера Чайковского (премьера — в Мариинском театре — состоялась в 1892 году, за год до его кончины). В ней ощутимо и предчувствие близкой смерти, и стремление найти внутреннюю опору, чтобы преодолеть страх перед ней. Опора видится в Боге, существующем в нерасторжимом единстве с природой. И, может быть, осознание этого единства дало силы все-таки воспринять прозрение как дар и спеть ликующий гимн свету и жизни.

История «Иоланты» в Большом театре насчитывает шесть постановок. В советские времена было подкорректировано либретто — опера практически лишилась своего религиозного начала, что исказило и обеднило замысел композитора. В 1997 году, предприняв новую постановку, Большой театр вернулся к старому доброму либретто.